Косплей бедноты

11.02.2017
рублчинский гвасалия

Vetements (читается Ветман) и Гоша Рубчинский – это дизайнеры, которыми интересуются все и не интересуется никто.

Модные обозреватели, модники, блогеры, модели – они все живут и дышат этими двумя (и единственными) модными звездами. А обычные люди, пользователи – они в лучшем случае недоумевают, но как правило – ужасаются.

Все, что эти “обычные люди” считали некрасивым, дурным, дешевым, даже стыдным вдруг появилось на подиумах, а в магазинах продается по таким ценам, что даже потерявший стыд и совесть Карл Лагерфельд для Шанель кажется рыночной подделкой самого себя.

Гоша Рубчинский хотя бы продает одежду по адекватным ценам. Но когда толстовки от Vetements с самыми заурядными принтами стоят 1500 евро, их плюшевые костюмы в коллабрации с Джуси Кутюр – 1500 евро (обычно такой костюм стоит максимум 200 долларов США), мини-рюкзак EastPack (обычная цена 60 евро) – 670 евро, плащ в сотрудничестве с Mackintosh – 2700 евро (обычная цена – 700 евро, и раньше мы думали, что это дорого), сапоги – 6500 евро…

Такое ощущение, что все это шутка. Или акция, в конце которой нам скажут: “Ахаха, ловко мы вас затроллили!”.

Не то чтобы лично мне так уж не нравятся Vetements. Да, в 2015 они немного встряхнули унылые Недели Моды. Ворвались с новой эстетикой. То есть, конечно, не новой. Она не новая, и она не эстетика, и это скорее был не показ, а протест, такой Черный Квадрат моды от Демны Гвасалии. Мог бы быть. Если бы сам Гвасалия не показал 50 черных квадратов, а после него все не стали бы подражать черным квадратам. У Малевича была точка, а у нас – пустота, черная дыра.

Гвасалия взял моду с улиц, советских улиц 90х годов (то есть пост-советских на самом деле) – и просто скопировал, без всякого осмысления. Это не Мона Лиза с усами от Дюшана, а просто копия Моны Лизы.

Ну то есть вы приходите на выставку, а там банки супа Энди Уорхола, но только от некого Боба Полевски. Или не банки, а пакетики, но в том же стиле. И в 12 раз дороже. И все говорят: “Оуу, как это ново, как свежо”.

Уличный стиль, стиль неформалов из подворотен не первый раз, конечно, продается с подиума. Но когда это делала Вивьен Вествуд, она хотя бы за дорого выставляла саму себя. Она до черта сделала для панк движения, она одела всех подонков Лондона, а много позже стала продавать то же самое богатым буржуа, которым захотелось выглядеть чуть менее занудно, чем они привыкли.

Но Гвасалия и команда используют чужие идеи. Кроме разве что идеи с одеждой на 10 размеров больше, но я даже не знаю, можно ли считать это новым веянием, так как до сих пор не могу понять, реально ли это – носить одежду с рукавами, которые волочатся по земле.

“Большая мода” не первый раз употребляет уличную. В 90-е дизайнеры, работающие на дома высокой моды, показали коллекции в стиле “грандж”, но покупатели не оценили. Людей, которые платили за платья несколько тысяч долларов, не очаровала идея выглядеть (за те же деньги) как удолбанные нищие музыканты из Сиеттла. А те, кто любил, носил и сам себе придумывал этот стиль, такие одежды были, во-первых, не по карману, во-вторых, они и сами отлично могли себя одеть в “помоечном” стиле.

И вот вам Особо Важный Момент: стиль определенной субкультуры, выдранный с корнем из этой субкультуры вообще не работает в другой среде. Стоит лишь посмотреть на этих изнеженных девушек с лицами, утомленными процедурами красты, на девушек, которые все носят одинаковые сумочки Шанель за 5000 Евро и платья от Диор, в “уличной” одежде, чтобы понять, как чудовищно фальшиво это выглядит. Для того, чтобы носить такие вещи, надо ездить на метро с Выхино на центр – чтобы пить пиво в подворотнях, и хоть раз в жизни попытаться пролезть через окно туалета – чтобы бесплатно попасть на концерт Marilyn Manson, и этого Менсона надо, вообще, слушать, а не певицу Глюкозу или Кетти Перри, надо хоть раз проснуться в сквоте рядом с наркоманом в передозе… вы поняли. Шикарные тетеньки в Ив Сен Лоран, которые строят из себя панков в нарядах общей стоимостью в 10000 евро – это очень очень убогая пародия.

Да, дизайнеры всегда подбирали идеи и на улице в том числе. Но они не копировали полностью направление, создавая ощущение, что есть вот мы, реальные люди, и есть какая-то до черта странная группа, которая никогда не ходит по улицам, никогда не была на концертах в фан зоне, никогда не ездила в метро. И тут им раз – и показали “настоящих людей”. А они такие: “Ух ты, так вот они какие! Смешные. Так все это необычно, удивительно! Ой, да да да, я хочу, очень хочу выглядеть как обычный человек! Клево клево! Забирайте кредитку!”.

На последнем показе Гвасалии 2017 еще и по языку ходили “люди с улицы” — и это, конечно, вызвало восторг. А мне лично показалось, что гости шоу пришли в зоопарк, где в клетках сидят “Офис менеджер, женщина, 35 лет, азиатка”, “Управляющий мини-маркетом, белый мужчина, 46 лет”, “Охранник, африканец, 28 лет”, и так далее.

Есть во всем этом нечто отталкивающее. Как бы такая ирония без иронии и антропология без антропологии. Пустота, черная дыра, конец.

comments powered by HyperComments
48 Мне нравится
1 Мне не нравится