Алименты как договор о тирании

01.02.2018
Screen Shot 2018-02-01 at 17.15.17

Для женщины примерно сорока лет совершенно нормально было выйти замуж в 20, отлично веселиться и наряжаться, пока муж работает, и жить вот так весело и красиво, не сильно задумываясь о том, что будет, если случится развод. Допусти, женщины верили в алименты и в то, что найдется другой такой же отличный. Или не верили – просто не думали, потому что это было совершенно естественно для женщины – найти годного мужа и быть там за ним.

Вообще за последние лет пятнадцать такие зависимые отношения случались не только потому, что “так принято”, а потому, что нечаянно вышло – кто-то ненарочно вышел замуж за богатого, кто-то решил родить по-быстрому троих детей, кто-то строил загородный дом – и “временно” перестал работать (нет ничего более временного, чем постоянное, да)

И вот в наши дни, где то за последние 5 лет, даже самые зависимые домохозяйки уже перестали думать, что могут “терпеть” лишь потому, что муж – кормилец. И они разводились. Ну да, вроде все такие дружелюбные и цивилизованные, именно мой развод пройдет красиво, блаблабла. Один единственный из всех известных мне разводов реально прошел красиво. За всю историю.

Но в остальных случаях неработающая по каким угодно причинам мать двоих-троих детей оказывается в странном положении. Муж, которому, разумеется, не 25 лет, он не прогрессивный хипстер, он дядя лет 45-55, — вот из него начинает брызжеть весь его мачизм и патриархат. Она бросила, она виновата, она должна быть наказана.

А этот человек – он платит алименты. И каждая выплата, каждый месяц, связана с упреками, унижениями, с попыткой затянуть на шее удавку “без меня ты никто”. Даже если там у него уже вовсю кипит очень счастливая личная и сексуальная жизнь с той, кто и моложе, и красивее.

Пиздец, господа, не прекращается после развода. А делается только забористее.

Иногда тебе могут задержать алименты – ну, для острастки. И перед тем, как их все-таки отдать (по фиг, что детки уже грызут черствый хлеб), тебе ненавязчиво расскажут, какие о тебе ходят стыдные слухи, как тебя видели то с одним, то с другим, и что люди возмущены, и что они его жалеют. Ты, понятно, кипишь от ярости, но сделать ведь ничего не можешь. Детям надо жрать.

Еще бывают драматические попытки раскаяния и примирения – к бывшей ведь запросто можно заявиться без предупреждения в три часа ночи, плакать, обвинять, плакать, обвинять (по фиг, что прошло 2 года), попытаться заняться сексом, поплакать, еще всего раза четыре раскаяться – и, с тем чувством удовлетворения, которое, наверное, бывает у палачей после доброй массовой казни с пытками, отчалить домой. Ну, или куда там.

И вот эта женщина, которая надеялась избавиться от домашнего ада, получает этот ад… ну, ладно, чуть реже, но зато ярче. Всякий раз – цыгане, медведи, бубны, фейерверки.

Я не знаю, что с этими мужчинами. Чем они там больны, и как умудряются друг друга заразить этой гадостью – возможно, есть какие-то тайны клубы в темных подвалах, где они занимаются грубым ментальным сексом с извращениями и без презерватива.

Но ведут они себя все вот как по шаблону. И вопрос – а вот сколько они могут так не отпускать? Пока не найдут телку, которая резко прекратит и общение и алименты? Хороший это вариант? Может, и нет, но распространенный. Пока не избавятся от боли и страданий, которые им причинали? Ну, это безнадежно, они никогда не избавятся – потому что если человек встал на путь мудачества, он с него не собьется.

Что с этим делать? Советы из серии “учи профессию, не попадай в зависимость” давать поздно – надо как-то выкручиваться с тем, что есть.

Не знаю, может, надо поведение таких людей делать публичным? Особенно если у них большой круг знакомых (как в некоторых известных мне случаях). Они, я знаю точно, очень боятся прослыть такими вот гадюками. Но не уверенна, что это правильное решение.

Что ни делай – ты всегда хоть немного, но в минусе – в этом и счастье тирана, который просто сделала поводок длиннее.

Но мне кажется, что пока единственное возможное – это все-таки публичность. Потому что эти дуче – они, правда, безумно боятся огласки. Они понимают, что ведут себя омерзительно. Они контролируют все свои поступки – и слезы, и упреки, и исповеди, и все остальное. Но знают, знают, что это месть, пытка и стыд. А молчание жертвы (которое на самом деле – страх) дает им повод распуститься еще больше. Одна девушка рассказывала, что такой вот бывший пришел к ней среди ночи и изнасиловал. А в другой комнате спали дети. Поэтому она и не пискнула – пыталась молча сопротивляться, но не получилось. Детей пожалела, ага. Может, правильно, конечно. В том то и дело, что женщин ставят в безвыходное положение.

Это кошмар. Но явно надо придумать, как этому противостоять. Всем вместе придумать – и всем противостоять. В конце концов, для этого и существует женская солидарность.

comments powered by HyperComments